Ты посмеёшься надо мной,
Когда увидишь эти строчки,
И, может, изогнётся бровь
Под твоей светло-русой чёлкой.
Потом забудешь. Мало ли,
Кто столь бессмысленно влюбился
В твой фотовзгляд, в глаза твои,
В твои приспущенные джинсы.
В высокомерный твой намёк
На то, что ты так свеж, так молод,
И что арендная любовь
Не задевает твою гордость,
В зловещий галстук на груди
И в ямочку на подбородке,
И в то, что красное — в тени,
А тень скрывает боль и горечь
Ведь ты продал любовь свою
По себестоимости жизни,
Им — сразу всем — и никому!..
В прямом и в переносном смысле.
Торг неуместен. Твой бутон
Желаний, грёз и вожделений
Любых приемлет поз узор
Без утомительных сомнений.
О, как ты гибок, как живуч!
Как вписан в этот мир жестокий!
Ни дня без дум, ни дня без чувств,
Ни дня — без осквернённой ночи!
Я не боюсь желать тебя
В кругу гражданских рассуждений,
Но сердце жжёт и жмёт тоска
Любви резиновых изделий…
А ты ведь альве, эльф любви,
Тебе даны миры иные.
Какой же смысл тебе парить
Над человечками земными?
Что могут дать они тебе
Помимо грязных своих денег?
Что ты утратил здесь, во мгле,
В содоме изощрённых бдений?..
Ах, Ромка, милый мальчуган!
Я просто-напросто ревную.
Твоё дыханье на губах
Воображеньем я рисую,
Твой лёгкий вздох, твой сладкий стон,
Твои глаза в пушистых веках,
Твоих волос узор простой,
Твоих минут шальное время…
Алексей Северин (Альдо), aldo_ru@mail.ru