Жила-была чудесная сексуальная девочка. Настоящая кроха – всего то метр семьдесят пять ростом. Лицо её искрилось молодостью, а в блестящих рыжих волосах играли искорки солнца. Стройное и гибкое тело вызывало у мужчин искренний восторг и, конечно же, вполне естественное желание…
У крохи была любимая тётя, которая однажды подарила ей платье, сшитое из бархата рыже-кирпичного цвета. Оно так понравилось крошке, что она только и ходила в этом платье. И, наверное поэтому, девочку вскоре прозвали Рыжиком…
Как-то раз мама говорит девочке: «Рыжик, миленькая, возьми бутыль вина и пирожок и отнеси её тёте. Она сильно заболела …». «Хорошо, мамочка», ответила девчушка и взяла рюкзачок с бутылью вина и пирожком. «Как только войдёшь в дом, не зыркай по углам, а сначала поздоровайся». Продолжала учить мама. «Мамочка, не волнуйся, постараюсь сделать всё, как надо», — ответила рыжеволосая красавица и чмокнула маму в щёчку.
Тётя жила далеко от деревни, в самом густом лесу. Едва девочка вошла в лес, как с местным авторитетом, Михаилом Волковым, известным всем по кличке Волк. Но кроха ничего про волков не знала и не догадывалась, какими коварными они бывают. Поэтому она совсем его не испугалась.
Волк скрывался в тени деревьев и покуривал травку-анашу, наслаждаясь прохладным ветерком. И тут он заметил Рыжика. Появившееся в лесной чаще рыжеволосое создание заставило его встать, кстати встал не он один. Он сразу надел Наде валявшийся под ёлкой кожаный пиджак, чтобы скрыть вздутие в брюках.
— Доброе утро, рыжеволосая, — поздоровался Волк.
— Доброе утро – ответила она.
— Куда это ты спешишь спозаранку?
— К тёте.
— А что в рюкзаке?
— Пирожок и бутыль вина. Тётя заболела.
— А что у тебя под платьем Рыжик?
Но Рыжик не поняла смысл вопроса и поэтому только махала огромными ресницами.
— А где живет твоя тётя? – продолжал допрос Волк.
— В лесу. До неё ещё идти пол часа. Дом стоит под тремя дубами, вокруг которых растёт орешник. – Сказала Рыжик и зашагала дальше по тропинке.
А Волк подумал: «Что за нежное создание! Какой же это лакомый кусочек … просто конфетка и по моему никем не тронутая! Нужно поспешить, чтобы полакомиться обеими». А вслух сказал: — Рыжик, куда ты понеслась. Посмотри, какие чудесные цветочки растут повсюду. Ты наверное, даже не слышишь пения птиц …. Расслабься! Насладись природой …
Рыжик огляделась, увидела, как солнечные лучики прыгают по чудесной листве, и подумала: «Тётя будет только рада, если принесу прелестный букетик». Она сошла с тропинки и стала собирать цветы. А Волк воспользовавшись моментом помчался по тропинке и, подбежав к домику тёти, осторожно постучал в дверь.
— Кто там?
— Кроха Рыжик. Принесла тебе гостинец, впусти меня! – пропищал Волк тоненьким голоском.
— Дёрни за верёвочку, — ответила тётя, — входи и подожди меня, пока помоюсь в душе.
Волк дёрнул за верёвку и, бросился в душ. Там он увидел изумительные формы голой Жанны – тёти крохи. Она наслаждалась тёплыми струями воды с закрытыми глазами и не заметила Волка, который смотрел голодными глазами. Она не заметила, как он разделся и подошёл к ней сзади. Вдруг Жанна почувствовала, как чья то волосатая рука зажала рот, а другая, не менее волосатая обняла её обнаженное тело и поползла вниз по животу. Она попыталась вырваться и закричать, но не тут то было. Жанна застыла в испуге, ощущая упругими ягодицами, как растёт возбуждение Волка.
Когда всё закончилось, Волк оставил Жанну лежать в ванне под струями тёплого душа, а сам натянул халат, обмотал голову полотенцем и забрался в ещё тёплую постель.
Девчушка, как раз подбежала к двери. Она удивилась, что дверь не заперта, но вошла в дом. В комнате она ощутила что то непонятное в воздухе, и непривычное ощущение тепла стало разливаться между ног.
— Доброе утро! – крикнула кроха, но ответа не последовало.
Она подошла к кровати, откинула полог балдахина и увидела тётушку, у которой был так странно натянут чепец, что закрывал почти всё лицо.
— Ой тётушка, а почему у тебя такие большие уши?
— Это, что бы лучше слышать тебя.
— А почему у тебя такие большие руки?
— Что бы тебя покрепче схватить.
Волк коварно вскочил и ухватил рыжеволосую девчушку за запястья, а потом похотливо улыбнувшись, привязал кроху к четырём столбам балдахина.
— Так, что ты говоришь, у тебя в рюкзачке?
— Бутыль вина и пирожок. – ответила обескураженная кроха.
— А что ты прячешь под своим красивым платьем?
Но рыжик не ответила, или не знала, что ответить. Тогда Волк медленно заскользил руками по шёлковым чулкам, задрал край платья и даже причмокнул от удивления, когда увидел, что кроха Рыжик носит пояс подвязками. Волк бесцельно водил пальцами по краям подвязок, описывая круги и щупая щёлку Рыжика. От этих прикосновений кроха как то странно задышала, а вскоре начала постанывать. Мужские руки уже гуляли по всему телу, а кончик языка кружил по бархатным ляжкам, всё ближе и ближе подбираясь к вздрагивающей пещерке.
— Кроха попыталась привстать, но верёвки натянулись и не дали этого сделать, а Волк уже целовал холмик над расщелиной. Потом лёгким движением языка прошёлся вдоль вспухшихся губок, упёрся в клитор и начал пожёвывать его губами, от чего девочка низко и протяжно застонала и перестала сопротивляться. Когда язык проник в пещерку, она вскрикнула и подалась вперёд… Волк старался засунуть язык, как можно глубже. Кроха стонала всё громче и громче. Она вцепилась в верёвки и потянула за них, стараясь развести ноги пошире …. Лицо покрылось крупными каплями пота и потемнело от приближающегося оргазма. Она зашлась в крике, и пещерка стала конвульсивно сжиматься вокруг всепроникающего языка.
Между своих раскинутых ног она увидела улыбающееся лицо Волка, который прошептал: «Я же знал, что ты что то прячешь под платьем! А хочешь, я покажу, что я тоже кое что прячу?»
Девочка удивлённо посмотрела и сказала:
— Ой, почему у тебя так сильно оттопырился халат?
— Это, что бы лучше тебя трахнуть, дитя моё!
Волк скинул халат, и Рыжик залюбовалась огромным, вздрагивающим от напряжения и возбуждения членом.
— А что ты этой штукой будешь делать? — спросила кроха, хотя уже почти догадалась, каков будет ответ.
У девочки зарозовели щёчки и вновь проснулось желание. Она смотрела, как Волк поглаживает свой дрын, жар неутолённого наслаждения всё сильнее окутывал её разгорячённое от вожделения тело. А Волк уже пристроился между её широко разведённых ног и начал тереть головкой по возбуждённым губкам. Затем пару раз качнув бёдрами, глубоко погрузил его в ждущее и вздрагивающее отверстие. Оно было таким тугим, что Волк испытал изумительнейшие ощущения.
Волк осторожно задвигал членом взад и вперёд, а кроха выгибалась и вздыхала, яростно побрасывая вверх бёдра, стараясь поглубже принять ствол. Она вряд ли осознавала происходящее: веки девочки трепетали, глаза закатились, а лицо залил румянец. И тут она кончила, кончила в первый раз в своей жизни. Спина выгнулась, а бёдра стали сжиматься, стараясь выдавить последние капли спермы из Волка. «Давай … давай …о-о-о … как хорошо …» рыдала она, и Волк задрожал и выстрелил в неё, после чего кроха стала успокаиваться.
— Ты и тётушку жевал? – неуверенно спросила шёпотом Рыжик.
— Нет, дитя моё, — услыхала кроха голос обнажённой Жанны. – вовсе не он жевал, это я его жевала, а хочешь покажу, как это надо делать?
Кроха неуверенно кивнула, а Волк задрожал … то ли от испуга, то ли ….
Участковый, по прозвищу Дровосек, шёл по тропинке в поисках следов матёрого рецидивиста Михаила Волкова, известного по кличке Волк, находившегося в розыске ……